DE|    EN    |RU



Пресс-центр>> Пресса о нас


Бегущие по кризисным волнам (Недвижимость и Строительство Петербурга) № 50(685) - 19.12.2011

Антикризисные конференции от «НП» стали традицией. Очередную мы проводили уже в четвертый раз. А это значит, что кризис из экстраординарного события превратился в рутину, в особенность экономической жизни, с которой надо считаться. Девелоперы и консультанты, участвовавшие в дискуссии, предлагали свое видение ситуации и свои рецепты выживания. Морская тематика, выбранная организаторами, способствовала свежему взгляду на проблемы. Конкурс анекдотов (см. врезку) не позволил дискуссии превратиться в занудный партхозактив.

Анастасия Ясинская:

– Темы нашей конференции: будет или нет «вторая волна», почему так неопределенны прогнозы аналитиков. Мы должны определить координаты: в какой точке находимся и куда плывем…

Александр Вахмистров:

– Макроэкономика развивается по спирали, будут падения, будут подъемы. Действительно, ситуация тревожная: забастовки в Греции, снижение рейтинга стран ЕС, по непонятным правилам прыгают курсы валют, колеблются цены на нефть.

Находясь в Петербурге и занимаясь вопросами развития недвижимости, нужно смотреть на ситуацию на собственном и на российском рынке. Группа ЛСР активно работает в трех регионах: в Петербурге, в Москве и Подмосковье (мы там присутствуем 10 лет, и портфель заказов — более 2 млн кв.м жилья), в Екатеринбурге, где занимаем лидирующие позиции по объему и продажам вводимого жилья.

Мы для себя определили ряд индикаторов, позволяющих отслеживать ситуацию и быть готовыми к возможным изменениям.

Давайте вспомним, что произошло в 2008 году. Первый признак — снижение объемов кредитования. Банки начали повышать ставки, затем — отказывать в ссудах. Сократился покупательский спрос. Начала нагнетаться истерия в СМИ. Потом пошли заморозка объектов и сокращения персонала. При этом в Петербурге мы прожили кризис гораздо спокойнее, в Москве ситуация была хуже, и сегодня последствия еще чувствуются. В Петербурге все обошлось без крупных банкротств, социальных взрывов не произошло, закрылись две-три компании, остальные выстояли. Эту историю мы взяли за основу.

Дмитрий Синочкин:

– То есть индикаторы — это снижение уровня ипотеки, покупательского спроса и банковского финансирования, сокращение числа объектов и персонала.

Александр Вахмистров:

– Сначала возникают проблемы с ипотекой, повышаются ставки и снижается количество сделок, затем идет отток покупателей, пресса выдает негатив, дальше — как снежный ком: сокращается спрос не только на жилье, но и на стройматериалы. Вот по этим индикаторам и посмотрим, что происходит сегодня.

Ипотечное кредитование (по сделкам Группы ЛСР в Петербурге): в январе по массовой «первичке» — 18% сделок с привлечением ипотеки, в сентябре-октябре — 36%, средний показатель за год — около 28%. Это уже докризисная цифра Если ставки начнут повышаться, это будет нехороший сигнал.

Второй показатель — покупательский спрос. В регионах присутствия Группы ЛСР за 9 месяцев 2010 года мы продали 113 000 кв.м, за 9 месяцев 2011-го - 234 000 кв.м. Спрос растет, в IV квартале рассчитываем в Петербурге реализовать порядка 60 000 кв. м.

Следующий показатель — заморозка и торможение вывода объектов. В Петербурге в 2007 году на рынок выведено 2,86 млн кв.м, в 2008‑м несмотря на кризис — 3,1 млн, в 2009‑м — около 1 млн, в 2010‑м — 1,8 млн, за три квартала 2011 года — тоже 1,8 млн. В IV квартале, уверен, будет более 2 млн. Три года идет рост.

Увеличивается и выпуск стройматериалов — и в Москве, и по Петербургу, и на Урале.

И последний показатель — нагнетание негатива в СМИ. Я должен поблагодарить представителей прессы: пока до этого не дошло.

Не хочу, чтобы мы все успокоились, но сегодня ситуацию на рынке недвижимости и строительства в тех регионах, где мы работаем, я бы назвал тревожно-стабильной, (такова и мировая конъюнктура), с небольшим ростом.

Михаил Зельдин:

– В течение 2011 года рынок недвижимости развивался успешнее, чем в 2010‑м, вводились новые объекты (особенно активно в сфере торговли), увеличился объем иностранных инвестиций. Рост ипотечных сделок — тоже очень важный показатель.

Консалтинговые компании в какой-то степени считаются индикатором рынка. Мы на себе ощутили существенное увеличение активности: растет количество заказов, и клиенты уже готовы больше платить за качественную работу.

Один из негативных факторов — рост вложений в зарубежную недвижимость. Это показывает, что многие российские предприниматели перестают верить в эффективность инвестирования в России. Настораживает не столько рост объемов подобных сделок, сколько обилие разговоров на эти темы.

Развитие ситуации в Западной Европе может существенно повлиять на развитие рынка недвижимости в России. Но пока мы не будем понимать, что происходит в европейской экономике, не стоит расстраиваться. Будущее во многом зависит от того, каким мы его представляем.

Александр Гришин:

– Есть еще два индикатора: объем вкладов населения в банках и ставки по вкладам. Они сегодня несут в себе, скорее, негативные ожидания: объем вкладов и ставки растут. Возможно, это свидетельствует о проблемах с ликвидностью. Граждане не понимают, где и в каких инструментах хранить сбережения, это подстегивает покупки жилья, и, наверное, на год этой активности хватит. Но что будет дальше? Нужно очень внимательно посмотреть, не напоминает ли картина ситуацию 2008 года, когда кризиса еще не было, но спрос на недвижимость был «пиковым»…

Вячеслав Ермолин:

– Мы в Сбербанке не наблюдаем проблем с ликвидностью и повышать ставки по вкладам в ближайшее время не планируем. В этом году у нас были акции, которые стимулировали развитие рынка ипотеки. «8–8–8» уже закончилась. Сейчас действует акция «10–10–10»…

Дмитрий Синочкин:

– А на следующий год будет «12–12–12»?

Вячеслав Ермолин:

– В любом случае мы выводим на рынок какие-то новые продукты в зависимости от ситуации.

Максим Жабин:

– Сегодня долг населения перед банками составляет около 2 трлн рублей, и просроченная задолженность весьма значительна…

Вячеслав Ермолин:

– В общем объеме нашего портфеля доля прострочки не повышается…

Дмитрий Синочкин:

– Интересно, как в этой «стабильной, но тревожной» ситуации чувствует себя компания, выводящая на рынок, условно говоря, миллион метров?

Лев Марголин:

– В Россию мы пришли в 2006 году. У нас есть серьезные активы в Ярославле, Саратове, Москве, Подмосковье. В Петербурге «Триумф Парк» — это первый опыт, хотя земля была приобретена в собственность еще в 2006‑м. Мы купили участок 40 га у бывшей фирмы «Лето», попали в первый кризис, затормозили. Но сегодня завершили предварительную работу.

Дмитрий Синочкин:

– Аккурат ко второму…

Лев Марголин:

– Выходим с проектом на миллион квадратных метров, естественно, поэтапно. Оформили проектную документацию, все разрешения, подготовили продажи по 214‑му закону. Получили в Сбербанке кредитную линию, начали продажи, реализация идет успешно. Наверное, сказываются и отложенный спрос, и правильно угаданная ниша.

Анастасия Ясинская:

– Как у вас соотносятся собственный и кредитный капиталы?

Лев Марголин:

– На сегодня инвестировано более $100 млн  собственного капитала, около $42 млн — заемного, это на первый этап.

Мы создаем гармоничный проект, самодостаточную среду по типу западных кварталов, когда человек только на работу выезжает, а все остальное находит внутри. Проект делится на этапы и выходит на рынок в соответствии с требованиями будущих покупателей, мы готовы предоставить им очень гибкие условия.

Анастасия Ясинская:

– Вопрос к Вячеславу Ермолину: вы в Северо-Западном Сбербанке отвечаете за отношения с крупнейшим бизнесом, и один из солидных кредитов предоставлен компании Mirland. А можно ли кратко охарактеризовать ситуацию с проектным финансированием застройщиков? Кому еще вы дали денег за последнее время и кому готовы дать?

Вячеслав Ермолин:

– У нас классический подход: соотношение собственных и заемных средств 30 на 70, обязательным условием является также целевое использование денег. Мы изучаем проектно-сметную документацию, полностью анализируем проект, смотрим финансовые потоки (за счет чего будут возвращаться деньги). И только по результатам комплексного анализа входим в проект.

Владимир Антонов:

– Мы должны понимать, что подавляющее большинство объектов, о которых говорится на широкой аудитории, — это проекты комплексного освоения. Их реализация рассчитана на десятилетия, количество дольщиков исчисляется десятками тысяч. И система управления такими проектами должна предполагать, что рано или поздно какой-нибудь кризис произойдет. Банки сделали выводы из предыдущего кризиса: деньги ушли из проектного финансирования в ипотечное. С точки зрения результата — все равно, но механизм принципиально другой. Масштабы несравнимы, и основная нагрузка перенесена на дольщиков.

Проекты, по которым задерживаются сроки, можно разделить на две группы. Первая — дома, которые начинали строиться без разрешительной документации. Уверен, что какие-то проблемы накрыли бы их, даже не будь кризиса. Вторая — проекты, которые стали проблемными потому, что лишились источника непрерывного финансирования.

В связи с этим одним из индикаторов нашей успешности в будущем (неважно, вторая волна или десятая) должен стать честный ответ на вопрос: насколько структура привлечения денег в стройку адекватна ситуации? Насколько в ней учтены выводы, сделанные из предыдущего кризиса, просчитаны возможные шаги контрагентов?

Надежда Калашникова:

– По поводу индикатора: эту роль выполняют не только те или иные решения банков или девелоперов, но и поведение властей! Нам подан четкий сигнал: власти отказываются от финансирования социальных и инфраструктурных объектов. Значит, за «социалку» и дороги будет платить застройщик, что приведет к повышению стоимости жилья и сокращению спроса. И банки будут осторожнее финансировать такие проекты, чтобы избежать рисков.

Дмитрий Синочкин:

– Если у нас сохраняется платежеспособный спрос при росте цен и стабильных средних доходах — значит, у нас усиливается социальное расслоение. И тогда ближайшая угроза не экономическая, а социальная — по арабскому сценарию. Другой вариант — увеличение числа и площади проектов при сохранении уровня доходов — стандартный сценарий кризиса перепроизводства. Западная экономика и все расчетные модели построены на растущем потреблении…

Александр Смирнов:

– Во второй половине года выросло число сделок по продаже недвижимости. Это может говорить и о том, что люди стараются обезопасить свои сбережения. Мы подтверждаем также, что люди стали больше вкладываться в заграничные активы. Пока непонятно, какая тенденция перевесит. Кроме того, Петербург в привилегированном положении: у нас есть внешний спрос, со стороны приезжих…

Анастасия Ясинская:

– А как другие присутствующие застройщики видят платежеспособный спрос в своих проектах?

Екатерина Гуртовая:

– Мы ориентируемся на тот спрос и на ту целевую аудиторию, которая присутствует на нашем локальном рынке. И разумеется, это не бюджетники. Ипотечные сделки благодаря интересным предложениям большинства банков помогли повысить уровень продаж тем компаниям, которые активно занимаются развитием в этом направлении. Для нас, для застройщиков, которые реализуют жилье комфорт- и бизнес-класса, интересен средний класс.

И благодаря большому притоку «внешних» клиентов, не проживающих в Петербурге, видно, что если и появятся серьезные отголоски кризиса, то на спросе это скажется мало. Даже если возникнут основания для тревоги, спад произойдет минимум через полгода.

В первом и втором кварталах росли объемы и запускались в продажу объекты, которые были заморожены и приостановлены, и это тоже показатель того, что «первую волну» большинство компаний пережило неплохо.

Владимир Жуковский:

– Мы пропускаем через себя около тысячи объектов в год. Причем основной объем — это не «миллионные» проекты, а объекты, приобретаемые либо частниками для личных нужд, либо малым и средним бизнесом. Два специфических аспекта: первый — у Фонда имущества очень мало ипотечных сделок, люди, как правило, платят живыми деньгами; второй — у нас нет ощущения, что значительная часть покупателей идет к нам с целью вложить средства. Мы фиксируем нормальный, настоящий платежеспособный спрос, подтвержденный реальными, уже заработанными деньгами.

Есть определенный оптимизм, есть готовность вкладываться в развитие своего малого или среднего бизнеса. Этот сектор не настолько пуглив, он не так просто реагирует на внешние факторы. Определяющее настроение — осторожный, взвешенный оптимизм.

Анастасия Ясинская:

– Вас не тревожит, что участки под строительство жилья на ул. Оптиков вы снова продали по докризисным ценам?

Владимир Жуковский:

– Тревожит. Но это, скорее, говорит об отсутствии адекватного качественного предложения.

Светлана Денисова:

– Мы работаем не только в эконом-, но и в комфорт-классе. Наш проект «Академ-парк» был серьезно пересмотрен в связи с кризисом 2008 года. Сегодня мы понимаем, что, возможно, сделали много мелких квартир, а запросы идут разнообразные, и лидирует жилье докризисного формата.

Время показало, что правильной была выжидательная позиция: люди ждали, что цены на рынке недвижимости вот-вот рухнут. Произошла определенная коррекция, но рынок весьма быстро восстановился. Я разделяю взвешенный оптимизм.

Анастасия Ясинская:

– У нас присутствует представитель проекта «Балтийская жемчужина», в котором недавно открылись продажи жилья бизнес-класса. Как вы себя ощущаете в рынке и на что рассчитываете?

Ольга Копейкина:

– Мы действительно открыли продажи жилья более высокой ценовой категории в новом квартале. Кризис 2008‑го все застройщики прочувствовали. Выяснилось, что некоторым преимуществом обладают компании, имеющие доступ к недорогим финансовым ресурсам. Те проекты, которые финансируются из источника, не зависящего от колебаний спроса, более устойчивы. Что касается опасений, связанных с изменениями спроса, — сейчас все хорошо. Но если ипотечные ставки поползут вверх, если банковские продукты подорожают — мы это почувствуем.

У нас даже в дорогой части проекта многие клиенты пользуются услугами Сбербанка. Это при бюджете покупки в 15–18 млн рублей, раньше такого не было. Очевидно, это экономически выгодно.

Люди действительно выжидали. И при первых признаках стабилизации начали реализовывать свои планы: ждать до бесконечности нет смысла, а такой стабильности, как в Китае, у нас просто не бывает. Полагаю, в ближайшие полгода ситуация не изменится

Ольга Семенова-Тян-Шанская:

– Конечно, это плюс, когда продаешь здесь, а строишь на иностранные деньги. Проблема в том, что западные фирмы уже все больше и больше зависят от денег, которые приносит их бизнес в России. Это некий замкнутый круг.

Мы говорили об ипотеке, но рассрочка от застройщиков до сих пор популярна, потому что многие клиенты все еще опасаются связываться с банками и брать кредит. Да и обходится рассрочка значительно дешевле, чем ипотека, — обычно 1% на остаток в месяц, т. е. 12% удорожания в год. Особенно выгодно, если есть деньги на значительный первый взнос (30% и более).

В целом с застройщиками можно о многом договориться, в частности об индивидуальном графике платежей. Застройщик, стремящийся быть лояльным, и пени готов простить, если клиент внятно объяснит сложившуюся ситуацию. С банками такие разговоры вести, разумеется, бессмысленно.

И по поводу обеспеченности жильем. Кроме количественных оценок: сколько метров приходится на человека — есть и качественные (большая доля аварийного жилья, коммунальных квартир). Из-за этого рынок жилья все еще остается дефицитным, а спрос — высоким.

Ирина Онищенко:

– По выполнению наших плановых показателей мы уже в ноябре встретили Новый год. Тем не менее продолжаем практиковать и рассрочки, более того — расширяем их ассортимент. Проблемы по таким договорам случаются реже, чем невозврат по банковским кредитам. Мы гибко подходим к каждому клиенту. Люди несут девелоперам все, что накопили, и хотят получить хорошее жилье. Дома строятся, никаких задержек не происходит. В будущем году мы выведем на рынок новые предложения в разных районах, ни к какому кризису не готовимся.

Дмитрий Синочкин:

– Давайте дополним палитру рынка сегментом коммерческой недвижимости.

Николай Пашков:

– Если говорить о логистике и ритейле — Россия едва ли не единственная страна в Европе, которая сейчас находится на восходящем тренде. По офисам: рост отмечен в Москве, Париже, Лондоне. Ситуация гораздо лучше, чем в 2008‑м. Однако опыт трехлетней давности не позволяет предположить, что мы останемся «островом стабильности». И если проблемы начались в Европе и в мире, то рассчитывать, что нас они каким-то чудесным образом минуют, я бы не стал. Будем надеяться на лучшее и готовиться к худшему.

Ключевой вопрос — финансирование. Есть негативные процессы на мировых рынках, а наш девелопемент уже очень жестко зависит от финансирования, от отношений с банками. И здесь мы попадаем в очень серьезную неопределенность.

Поэтому, если через год мы будем там же, где и сейчас, это оптимистичный сценарий.

Мы находимся на подъеме, но он гораздо более пологий и медленный, чем в 2007–2008‑м. И это, может быть, хорошо, потому что чем выше вскарабкаешься, тем больнее падать. Предыдущий кризис научил большинство участников рынка действовать осторожно, консервативно. Хотя уже приходится встречать персонажей с горящими глазами и проектами 2008 года.

Анастасия Ясинская:

– С теми же «размороженными» проектами?

Николай Пашков:

– Нет, но основанными на тех же показателях. Ко многим участникам рынка вернулся не всегда обоснованный оптимизм. Кстати, когда на торгах Фонда имущества застройщик покупает землю за те же деньги, что и в 2008‑м, значит, он верит, что цена продаж окажется даже выше, потому что издержки все равно растут. Не знаю, на чем основана такая вера в лучшее.

Андрей Розов:

– Если смотреть на показатели рынка недвижимости, то и в мире, и в России, и в Петербурге они выглядят неплохо. Объем инвестиций в коммерческую недвижимость составит около $440 млрд — в прошлом году было $300 млрд. Стоимость активов за этот год подросла примерно на 17%.

Арендные ставки тоже увеличиваются: в офисном сегменте — на 5–10%, по хорошим площадям стрит-ритейла — до 40% за год.

Хуже показатели по кредитованию. Если квартал назад мы знали, что западные банки готовы кредитовать проекты развития недвижимости, то сейчас вы не найдете предложений по проектному финансированию в России. Но при этом некоторые российские банки такое финансирование предлагают. Это не дно — возможно, некая пауза, которая продлится до второго квартала следующего года.

Но в целом 2012‑й, если ничего провального не случится, закончится для России и Петербурга небольшим ростом ставок и ростом стоимости активов в пределах 5–15%.

Сергей Игонин:

– Я склонен поддержать Николая Пашкова. Для нас важный индикатор — состояние рынка труда. С августа количество вакансий остается примерно постоянным. Если работодатели будут увольнять сотрудников — будет сокращение спроса на площади в бизнес-центрах. Может быть, нас действительно спасало то, что у нас еще никогда не было кризиса перепроизводства, у нас все время дефицит. И кризис, который нас накрыл, может быть связан только с ликвидностью. Я за сдержанность, за то, чтобы быть настороже.

Алексей Шаскольский:

– Мы замечательно готовимся к кризису. Накопили огромный объем того, что не раскупается, и продолжаем приобретать на торгах за безумные деньги участки непонятно где. К тому же у нас выборы. Я предлагаю в будущем развести по датам выборы и кризис, потому что и то и другое одновременно — это тяжело.

Андрей Тетыш:

– Я присоединюсь к умеренным и сдержанным оценкам коллег из Knight Frank и «АйБи ГРУПП». По офисному рынку мы практически не имели положительной динамики. Коллега из Jones Lang LaSalle совершенно точно отметил точку роста — это стрит-ритейл. Но если анализировать этот сегмент, то среди объектов стрит-ритейла растет доля заложенных. Это значит, что у мелкого и среднего бизнеса недостаточно средств для бурного развития.

Андрей Розов:

– Возникает ощущение, что мы говорим об одном и том же стакане воды, который наполовину полон или пуст. И мы просто выясняем, кто из нас больший оптимист, хотя 100%-х пессимистов или оптимистов нет. Меня подталкивает к оптимизму статистика по кредитованию.

В Англии банковская задолженность составляет около 79% ВВП, в России — 15%, на уровне домохозяйств у нас 10%, в Англии — 105%. Эти показатели у нас лучше, чем в большинстве стран Европы. Здесь находится потенциал для роста спроса. Если появляются деньги, мы можем их потратить.

Евгения Васильева:

– То, что сделал кризис, — это не есть хорошо или плохо. Это факт, это меняющаяся реальность. И тот, кто к ней лучше приспособится, тот и окажется на коне. Кризис прошлого года смыл непрофессиональных девелоперов. В складском сегменте новые площади строятся только тогда, когда есть компании, заинтересованные в конкретном объекте.

Работая с большинством торговых комплексов, которые будут введены в Петербурге в ближайшие три года, мы видим спрос ритейлоров на ликвидные качественные площади. По офисному сегменту уровень поглощения на этот год составит около 150 000 кв. м. С учетом очень небольшого прироста предложения мы ожидаем сокращения вакантных площадей.

При этом средние цифры не показательны. Есть объекты, где уровень вакансий составляет 50–40% — и это тревожно, это очень большой риск. Нужно анализировать причины. Потому что по качественным объектам уровень вакансий очень низкий. Девелопер, который ориентируется на спрос и делает правильные выводы, получает нормальный результат.

Ситуация уже изменилась — мы никогда не вернемся в 2008‑й. Девелоперы, которые пережили трудное время, повысили профессиональную компетенцию.

Анастасия Ясинская:

– Получается, что сейчас главный рецепт — не строить ничего нового, а только улучшать. Тогда девелопер — лишняя фигура.

Лилия, в прошлом году на такой же конференции вы говорили, что, если б знать заранее, не стали бы вводить три очереди бизнес-центра «Пулково Скай» сразу. Что скажете сегодня?

Лилия Еременко:

– Что сделано — то сделано. У нас все неплохо, заключили крупную сделку со Сбербанком, который арендовал около 1800 кв.м, заполняемость достигла почти 90%.

Что касается ожиданий — мы очень осторожны. У нас нет бурного роста, как в ритейле. Рост арендных ставок связан с инфляцией. Если что-то произойдет в Европе — это обязательно затронет и нас. И лучше подготовиться к тому, чего не произойдет, чем наоборот. Выбираем более качественных арендаторов. Краткосрочные договоры пересматриваем на более длительный срок, а сам контракт делаем более защищенным.

Валерий Хламкин:

– 2011 год — скучный: спокойное поступательное развитие — это замечательно. Что касается следующего, то мы все же живем в развивающейся стране, и у нас политика доминирует над экономикой. Поэтому возникают проблемы с долгосрочным финансированием, и девелоперы могут планировать деятельность лишь на очень ограниченный промежуток времени. Крупные проекты могут себе позволить только компании с государственным участием, из ТЭК или банковского сектора.

Нас ожидает кусочно-стадийное будущее. Немножко сделали, если получилось — пошли дальше. Примерно так…

Анекдоты о кризисе, присланные на конкурс «НП»

Кризис! Сыр едим с плесенью, вино пьем старое, ездим на машинах без крыши…

– Экую ты, Марфа, рецессию отрастила!
– Чего-чего отрастила, Кузьмич?
– Темная ты, Марфа! Вот по телевизору говорили: наша экономика — в глубокой рецессии…

Мужик приходит в банк на консультацию:
– Я хочу начать малый бизнес. Что мне делать?
– Купите большой бизнес и подождите.

Встречаются два консультанта
– Ты понимаешь, что происходит?
– Сейчас все объясню…
– Я сам тебе могу все объяснить, ты лучше скажи: ты понимаешь, что происходит?

Из новостей: «Путин сказал, что нового кризиса не будет!»
Как?! Опять не будет?! Только недавно же не было!

Приходит мужик в магазин, спрашивает:
– Какая рыба у вас есть?
– Селедка.
– А еще есть какая-нибудь?
– Нет. Понимаете, кризис: транспорта нет, бензина нет…
– А эта на такси добралась?

Чтобы пережить текущий кризис, необходимо быть очень крупным бизнесменом.
Причем настолько крупным, чтобы даже с разбега застрять в оконном проеме.

Рынок достиг дна и начал копать.

Настоящий кризис — это когда собираешься ехать гастарбайтером в Таджикистан.

Илья Муромец:
– Змей-Горыныч, чего это ты с одной головой летаешь?
– Кризис! Три башки не прокормить!

– Привет, старик, как дела?
– Хорошо.
– Извините, не туда попал.

Наши клиенты — глупые и наглые. Глупые, потому что отдали нам деньги, а наглые — потому что требуют их обратно.

Во время кризиса самая быстрорастущая сеть магазинов в России — это «Аренда».

Мировой кризис обошел нас стороной. Но подкрался сзади именно в тот момент, когда мы наклонились, чтобы поднять упавший рубль.

В зоопарке таблички «Не кормить!» заменили на «Не жрать!».

В связи с тяжелым материальным положением предприятия все сотрудники переводятся на должность рабов, с возможностью последующего карьерного роста до холопа.

– Что вы делаете, когда у вас появляются деньги?
– Ну, так сразу и не вспомнишь…

Тот, кто на Западе подкрался незаметно, у нас никогда особо и не прятался…

Лучшим противозачаточным средством 2011 года признана ипотека, второе место прочно удерживает новая иномарка, взятая в кредит.

Участники дискуссии

Александр Вахмистров,
председатель правления ОАО «Группа ЛСР»

Александр Гришин,
полномочный представитель ГУД в Петербурге и Ленинградской области

Владимир Жуковский,
заместитель генерального директора по экономике и финансам Фонда имущества Петербурга

Вячеслав Ермолин,
начальник отдела клиентских менеджеров крупнейшего бизнеса управления продаж корпоративным клиентам Северо-Западного банка СБ РФ

Владимир Антонов,
директор ГУП «УКС Реставрация»

Павел Бондаренко,
генеральный директор компании «Арена»

Евгения Васильева,
заместитель директора департамента консалтинга «Colliers International Санкт-Петербург»

Лилия Еременко,
директор по маркетингу и продажам ЕКЕ Group

Максим Жабин,
заместитель генерального директора компании «ЛенРусСтрой»

Алексей Шаскольский,
заместитель руководителя департамента оценки ИПП

Ольга Семенова-Тян-Шанская,
директор по маркетингу и продажам «Лемминкяйнен Рус»

Андрей Розов,
директор филиала в Петербурге Jones Lang LaSalle

Сергей Игонин,
управляющий партнер «АйБи ГРУПП»

Надежда Калашникова,
директор по развитию компании «Л1»

Екатерина Гуртовая,
директор по маркетингу ЗАО «ЮИТ Санкт-Петербург»

Лев Марголин,
директор по строительству MirLand Development Corporation Plc

Александр Смирнов,
генеральный директор КГ ЛАИР

Николай Пашков,
генеральный директор Knight Frank St.Petersburg

Валерий Хламкин,
директор по развитию VMB TRUST

Андрей Тетыш,
партнер АРИН

Ирина Анисимова,
генеральный директор ЗАО «М» Проект «Невская ратуша»

Михаил Зельдин,
президент ГК «Аверс»

Ольга Копейкина,
помощник директора по маркетингу и продажам ЗАО «Балтийская жемчужина»

Светлана Денисова,
начальник отдела продаж ЗАО «БФА-Девелопмент»

Ирина Онищенко,
генеральный директор ЗАО «ЦУН ЛенСпецСМУ»

Анастасия Ясинская,
модератор, главный редактор «НП»

Дмитрий Синочкин,
модератор, шеф-редактор «НП»

Оформление и дизайн: мастерская Сени Веревкина и яхт-клуб «Геркулес»


26.12.2011 - Новый год начинается тревожно: календарь майя пророчит неприятности... (Недвижимость и Строительство Петербурга) № 51(686)

Новый год начинается тревожно: календарь майя пророчит неприятности, президент в послании Федеральному собранию рассуждает об угрозе глобальной депрессии… Однако Новый год (в отличие от апокалипсиса) неизбежен.
подробнее...>

26.12.2011 - АУДИТ И ОЦЕНКА (Недвижимость и Строительство Петербурга) № 51(686)

Специалисты Минэкономразвития опубликовали разъяснения по вопросам определения кадастровой стоимости земель.
подробнее...>

14.12.2011 - Элита по-питерски (Коммерсант) №73 (128)

Петербургский рынок элитного жилья стабилен, но непредсказуем. Стабилен в том смысле, что предложение и спрос на нем колеблются в довольно узком диапазоне. А непредсказуем — благодаря административным порывам различных ветвей власти. Уровень цен и критерии (в том числе и на вторичном рынке) сегодня определяют новые проекты.
подробнее...>

12.12.2011 - Руководитель КГИОП Александр Макаров предложил передать Исаакиевский собор церкви... (Недвижимость и Строительство Петербурга) № 49(684)

Руководитель КГИОП Александр Макаров предложил передать Исаакиевский собор церкви.
подробнее...>